image description
  • Жуков Георгий Константинович
    Жуков Георгий Константинович
  • президент-отель
    президент-отель
  • Колчак Александр Васильевич
    Колчак Александр Васильевич
  • Солженицын Александр Исаевич
    Солженицын Александр Исаевич
  • Чехов Антон Павлович
    Чехов Антон Павлович
  • Михаил Илларионович Кутузов
    Михаил Илларионович Кутузов
  • Николай Васильевич Гоголь
    Николай Васильевич Гоголь
  • Ельцин Борис Николаевич
    Ельцин Борис Николаевич
  • Дмитрий Михайлович Пожарский
    Дмитрий Михайлович Пожарский
  • Юрий Алексеевич Гагарин
    Юрий Алексеевич Гагарин
  • Александр Васильевич Суворов
    Александр Васильевич Суворов
  • Петр Аркадьевич Столыпин
    Петр Аркадьевич Столыпин
  • Ломоносов Михаил Васильевич
    Ломоносов Михаил Васильевич
  • Петр I
    Петр I
  • Минин и Пожарский
    Минин и Пожарский
  • Поддубный Иван Максимович
    Поддубный Иван Максимович
  • Путин Владимир Владимирович
    Путин Владимир Владимирович
  • Пушкин Александр Сергеевич
    Пушкин Александр Сергеевич
  • Почетные Граждане России
    Почетные Граждане России
  • Чкалов Валерий Павлович
    Чкалов Валерий Павлович

Почетные граждане России

Вернуться

Чеченская Республика / Макаев Умар Хамидович

 

Родился в 1951 году в г. Жанасемейске,
                                    Семипалатинской области. Окончил Московский институт
                                     инженеров с/х производства им. В.П. Горячкина по
                                      специальности инженер-электрик.
                                      Трудовую деятельность начал с мастера в строительно-
                                      монтажной организации.
                                      Работал на ТЭЦ, в районных электрических сетях, гл. инженером
                                      предприятий электрических сетей, директором, главным
                                      инженером энергосистемы. Трудный период, после известных
                                      событий в Чечне в период восстановления энергетической
                                      отрасли работал руководителем предприятия.

 

Нынче никто не будет оспаривать значение электричества в нашей жизни, без которой не мыслимо существование всего человечества, с которой связана и моя трудовая биография.
Трудовую деятельность я начал с мастера в строительно-монтажной организации, строили мы по долгу службы линии электропередачи и подстанции 110/35/10 кВ в тогдашней Чечено-Ингушской Республике. Исколесили почти все населенные пункты. Это была интересная работа, вместе с тем радостная и почитаемая, так как мы приносили в дома простых жителей электричество и уют. Часто приходилось переезжать из одного села в другое колонной с жилыми вагончиками на колесах, со спецтехникой, нас сравнивали с цыганским табором. Вслед нам говорили: зажигатели лампочки Ильича едут. Массовые работы по электрификации в Республике, даже в высокогорных населенных пунктах были завершены.
Служба в армии моя подходила к концу, я собирался поступить в Зеленоградский институт электронной техники на факультет техническая кибернетика. До этого переписывался с приемной института, они мне прислали все свои условия, служба еще продолжалась, я в солдатской форме среди остальных поступающих, успешно прошел тестирование, меня зачислили, на нулевой курс. Тогда там было так,  зачислялся на нулевой курс, после успешной сдачи последующих семестров переводился на следующий курс. Очно учиться надо было шесть лет. Это был прекрасный институт, оснащенный по современной технике аудиториями, везде кинокамеры. Это было начало 70-х годов.
                 После зимней сессии, я уехал на каникулы домой. Как бывает после долгой разлуки с домом, я навещал родственников. Встретился с родственником по матери с Нурдином Усамовым, кстати, нынче он Герой России, в то время он находился на преддипломной практике. У нас с ним завелся откровенный деловой разговор.
 - Вот ты закончишь этот ВУЗ, станешь инженером, - рассуждал он – будешь работать где-то на заводе или в лаборатории, и какую ты пользу принесешь своему народу?
 - Буду заниматься научной деятельностью,- мечтательно рассуждал я. – Может быть, ученым стану.
 
 
 - А нашему народу, - настоятельно утверждал он, - нужно сейчас  развиваться, иметь энергетический базис – основа экономического развития.
- Я согласен с тобой, - продолжал он.- кибернетика это нынешняя информатика, объединяет все, без чего немыслима вся вычислительная техника и микропроцессорная технология. Это наше будущее. Но нам надо строить фундамент.
    После каникул я уехал в Зеленоград, преднамеренно взял свои документы и переехал в Москву. Летом 1972г. стал студентом Московского института инженеров с/х производства, факультета электрификации.
               Годы учебы в институте, это незабываемый период каждого из нас. Помнится первая практика, в Подмосковье, мы студенты под руководством старшекурсников строили ЛЭП, принимали у нас бывшие наши выпускники, уже успевшие стать начальниками. Незабываемым временем стало и то время, когда я был командиром студенческого отряда «Энергия-76», особенно когда наш отряд среди других союзных отрядов наградили Почетной Грамотой ЦК ВЛКСМ.
               Мне предложили перейти в энергосистему «Грозэнерго». Я изъявил желание начать с азов в энергетике, стал дежурным электромонтером на ТЭЦ-1, на станции с историческим прошлым. Она была построена еще в далекие годы, по плану ГОЭЛРО. Станция похожа на огромный земной корабль, со своей автономной жизнью, по производству электроэнергии и тепла. Это огромные, высокие, вровень в пятиэтажный дом, котлы, многокилометровые трубы, высокое давление, большая температура и ими оживляемые турбогенераторы.
               Кстати, теперь в наши дни от этой электростанции, а их было в Грозном все три с установленной электрической мощностью свыше 490 ВМт, остался лишь огромный бетонный скелет главного корпуса, остальное все разрушено, разворовано. Видя это, сердце трепетно щемит.
 Потом по рекомендации партии, и такое бывало в то время, меня перевели в мой родной район начальником районных электрических сетей. Вскоре я работал начальником службы подстанций в Западных электрических сетях «Грозэнерго». Это был период, когда терактом за одну ночь были подорваны силовые трансформаторы на одиннадцати подстанциях в Грозном, с общей установленной мощностью свыше 120 тыс. кВА. Город тогда был погружен во мрак. Приходилось работать с утра и до поздна. Коллектив трудился слаженно и дружно, как единая семья, без выходных. За короткий срок мы восстановили электроснабжение города.
                В эту злосчастную ночь,  наши дежурные получили контузии, ранения. Когда от очевидцев была получена информация о взрыве, дежурные поехали на подстанцию выяснить причину обесточения и взрыва одного силового трансформатора, второй находился в резерве. Они вдвоем прошли на территорию подстанции. Впереди шел электромонтер, следом с отставанием шел водитель. В это время раздался взрыв и на втором трансформаторе. Потом они рассказали, что они сидели растопырив ноги и смотрели друг на друга, видели, что один окровавленный, другой не мог встать, никто ничего не слышал, оглушенные только зевали ртами. Спустя лишь определенное время они очухались.
                Первая военная, антитеррористическая кампания меня застала уже в должности главного инженера ЗЭС «Грозэнерго».
                В ночь под Новый год, в период Ельцинского указа о штурме Грозного, я находился на предприятии ответственным дежурным по предприятию.
                Еще днем, к полудню, я поехал домой, на квартиру, с целью подбросить корм в аквариум.                                                                                                                                                           Семья моя с 11 декабря находилась в районе у родителей, она была вывезена по настоянию жены, когда услышала в программе «Время», как Ельцин грозился штурмовать Грозный. Я сам иногда ночевал на квартире, но в основном жил на предприятии и там же ночевал.
                         Вошел в квартиру, разделся, прохожу на кухню, в это время раздался неожиданный взрыв в окно, стекла и рама разлетелись, посыпалась треском посуда. Упал со стены шкаф, аквариум с водой раскололся об пол. Рыбки барахтались по полу беспомощно. На кухне поднялась пыль столбом. Меня откинула назад волна, я с растопыренными руками был у порога кухни. Отошел, не понимая, что происходит, в прихожую, взял пальто и шапку, вышел из квартиры, закрыл ее и спустился с четвертого этажа по лестнице на улицу.
                         Мою машину, стоявшую у подъезда, было не узнать, она была покрыта в крапинку кирпичной пыли. В нескольких местах была продырявлена осколками. Оказывается, пушечный снаряд угодил прямо в пятый этаж. Благо, там никто в то время не проживал. Семья их тоже находилась, наверное, где-то в районе у родственников.
                         На удивление, моя машина завелась, я быстро оттуда уехал к себе на предприятие. Машину загнал в бокс, сам направился в бомбоубежище, где уже базировалась наша диспетчерская служба. Туда мы заранее перевели радиостанцию, телефон, телевизор, организовали ночлег для дежурных.
                         В это время был слышен шумный гул моторов. Это оказывается шла мимо нашего здания танковая колонна с солдатами, усевшими возле башни на танках. Они стреляли по сторонам, попадало в здания находящиеся в близи, дома, сыпались осколки стекла, с них отскакивали штукатурные куски. Мы со своего здания, из подтишка смотрели им вслед , по 13-14 танков уходили, несколькими группами в центр Грозного. Вскоре из центра донеслись отзвуки взрывов, автоматные очереди.
                  В это время дежурные получили сообщение, что погас свет на главном водозаборе. Диспетчера отправили туда оперативно-выездную бригаду (ОВБ) для выяснения погашения
 электричества. Их долго не было, на связь не выходили. Диспетчера тревожились. Уже и вечерело. Еще были слышны взрывы. В новостях по местному телеканалу передавали, что в центре города идут бои, что танки горят как спичечные коробки.
                  Мы обрадовались, когда появились наши  исчезнувшиеся дежурные Степанников и Мирошниченко, что они оказались целы и невредимы. Они испуганно, эмоционально рассказывали, как их чуть не расстреляли боевики, подумав, что они бежавшие солдаты из танковых колонн. Им пришлось дать объяснения, что они энергетики из «Грозэнерго», что они местные. Потом лишь отпустили, когда убедились кто они такие, но рацию отобрали.
                  Обстрелы в городе продолжались. Свет полностью погас. Аварийно оставались генерирующие станции. Аккумуляторные батареи еще были живы, слышны были переговоры дежурных диспетчеров ЦДС, переточные линии с соседних регионов разрушены взрывами. При свечах встретили Новый год. Расстались, разошлись. Потом трудно уснул, наверное, заполночь.
                  Рано утром, еще было темно, меня разбудил дежурный и сообщил, что убит один из наших работников. Убит сторож. Я огорченно вышел, вместе с ними, пошли туда, он лежал на улице, возле проходной у ворот. Шел легкий снег.
 Мы его на руках занесли в помещение, дверь закрыли. В это время подошел к нам дежурный водитель и говорит:
                  - Там, в спортзале ходят какие-то люди. Непонятно кто такие. Мы направились в здание. Я шел первым, остановился в коридоре и с осторожностью кричу в сторону зала:
                  - Ахмед! Ахмед! – этим я стараюсь дать им понять, что я чеченец, чтобы они не выстрелили в сторону коридора.
                  - Аллаху Акбар! – отзываются из темноты.
                  - Ахмед, это ты? – спрашиваю я опять.
                  - Ты чеченец? – спрашивают оттуда.
                  - Да, я чеченец,- отвечаю.
                  - Почему не говоришь Аллаху Акбар?
                  - Аллаху Акбар! – отвечаю.
Потом в темноте мы приблизились друг к другу. Они оказались ополченцами и Масхадовского штаба. Им, по их утверждению, поручено здесь занять боевую позиции. Стало светать, вооруженные ходили повсюду, ломали замки, двери, открывали кабинеты, ставили вооруженных на позиции по окнам, вскоре было понятно обстановка накаляется, становится уязвимее, нам надо было покинуть предприятие. Вдобавок кружились с ревом реактивные самолеты, чуть дольше, в районе завода «Красный Молот», сбрасывали бомбы, осколки долетали и до нашего предприятия. Мы, оставшиесь в шестером, оставив труп нашего работника в помещении, покинули предприятие, ушли перебежками через улицы. Так началась для нас первая война.
                        В апреле 1995года после объявления моратория на ведение боевых действий, начался определенный сдвиг в мирную сторону. Начались восстановительные работы в области энергетики. Приезжали строители к нам на помощь из других объектов России. Во всех направлениях энергетики шел интенсивный восстановительный процесс: на электростанциях, линиях электропередачи, подстанциях, в распредсетях.
                        Одновременно, заметно усиливались разбои, грабежи, чувствовалось какое-то безвластие и отсутствие всякого контроля. Размножались вооруженные группировки, происходили избиения, ограбления мирных жителей. Угонялись со двора автомашины, происходили хищения людей с целью выкупа.
                        Сколько пришлось испить горечи, в связи с похищением энергетиков местных и приезжих подрядчиков на восстановительные работы. Вместе с тем шел безмерный отток из энергетики опытных специалистов, ветеранов энергетики, а это наглядно сказывается в нашей работе. Приходилось набирать новых работников, даже далеких от энергетики, их обучать, им рассказывать, излагать азбучные истины. Дотошно спрашивали, что такое электрический ток, напряжение. Приходилось словно на пальцах объяснять, хотя теперь и смешно, вспоминать об этом. Вот вещество, оно состоит из молекул – атомов – ядра, а вокруг него вращаются мелкие частицы – электроны. Электроны являются носителями электрических сил. Они взаимосвязаны и взаимно нейтральны. Однако, если к их семейству добавить некоторое количество электронов, то этот атом теряет равновесие, получаем электрический заряд. Оказывается, выгодно создавать лавинный поток заряженных частиц и использовать его для целей человечества. И даже передавать энергию на большие расстояния. Они получили название электрический ток. Потому это называется направленное перемещение зарядов.
 
 
 
Электрический ток характеризуется силой тока – он есть количество электричества, проходящее через поперечное сечение проводника. Для их выработки человек придумал генератор. Работа электрического поля по перемещению заряда – есть напряжение. Важно знать насколько быстро совершается работа по перемещению заряда за промежуток времени. Это есть понятие мощность.
                        Потом прошли августовские события, новая волна военного периода. После определенного затишья, начался опять период восстановления разрушенного, вновь впереди оказались энергетики. В этом была жизненная необходимость не только любой власти, но и потребность населения. Руководители властных структур подворно к энергетикам, упрашивали, уговаривали выходить на работу. О заработной плате тогда и не говорили. Мы были по своему в «суверенитете». Тогда говорили в «верхах», РАО не нужна, обойдемся без них. Энергетика была подмята под свою юриспруденцию местными властными чиновниками, у которых не было понятия, об единой системе энергетической отрасли. После мне вспоминается, когда я был генеральным директором Департамента «Чеченэнерго», меня вызывали в администрацию Президента Масхадова, с упреком говорили, что мы продаем электроэнергию в Грузию, когда мы не имели ни какой проводной связи.
                        Шло время, проходили месяцы, мало-мальский был собран коллектив на сетевых предприятиях (их было три). На электростанциях система наладилась. Мы нет-нет но относительно генерировали электрическую мощность, выдавали пар. Тогда еще работали не в полную мощность нефтеперерабатывающие заводы им. Ленина, Шерипова, Анисимова.
                        Коллектив энергосистемы ослабевал, не вовремя выдавалась зарплата, а потом и вовсе перестали давать. Рабочие жили впроголодь. Это было заметно, когда наступал обеденный перерыв, не было ничего кроме хлеба поесть. Рабочие, истощенные падали, болели, стоять на вахте круглосуточно было невозможно, не могли. Взаимозачетные поставки, вместо зарплаты, не спасала. На этом только определенная кучка, деление от нашей основной работы, наживалась.
                        Недовольные, часто рабочие собирались, грозились остановить станцию, перекрыть паропровод, и мне, как тогдашнему руководителю системы, приходилось в этот период с ними встречаться, общаться, беседовать. Они только и говорили, что думают, где-что урвать, сорвать, продавать, заиметь пропитание, выжить. Эти люди были на мели жизни и смерти. Такая картина была во всех подразделениях энергосистемы. Видимо только энергетикам присущ особый иммунитет выживания, оказал содействие нам всем тогда существовать, работать и выжить.